Я знаю, что уже достала френдов своими историями о межполовых отношениях. Кто говорит «фи, это же позорный Космополитен», кто-то интересуется, а есть ли у меня право учить, а кто-то просто ругается, что «на потребу низменным вкусам».
Отвечу по пунктам.
Не говоря о том, что у меня творческий кризис на почве перманентного стресса;

Во-первых, я всегда хотела писать для глянца. Собственно, и персонаж МК был создан, чтобы меня кто-нибудь заметил и позвал, и я бы тогда, как Кэрри Брэдшоу, сидела на кровати в подушках, писала на ноутбуке «колонку» и тем прославлялась. Я не виновата, что меня так никто и не захотел, кроме издательства Центрполиграф (что тоже неплохо, правда?). Тем более, тут недавно сказали, что глянец, это совсем другое, не в подушках сидеть вовсе. Но иногда я всё-таки тешусь всякого рода мануалами – не всё же слёзы лить и руки заламывать, творя «настоящую литературу».

Насчёт прав. Я, конечно, понимаю, что пока не пришла Священная Импотенция, «учить» права нет, категорически. Но почему же так невыразимо скучно читать тех, к кому пришла, а? Просто ужас, до чего несправедливо всё это. По мне, так юный опыт Веро4ки в сто раз драгоценней, чем унылые рассказы перегоревших и отлюбивших. А я, между прочим, особо не учу, а по сто раз оговариваюсь – «для меня, для меня справедливо, а вы как хотите, не любо - не слушай»

Ну и, в-третьих, про потребу. Очень стыдно признаваться, но меня правда интересуют эти темы. Не токмо для уловления френдов пишу я, но и ради увеселения собственного сердца. Вот сейчас, например, раздумываю о спасении погибающих тридцатилетних мальчиков, которые, как морские котики… Короче, вот:

Есть такая порода – вечно Погибающие Тридцатилетние Мальчики, которым уже сколько-то лет отдаю я своё сердце. Это такие прекрасные, ничего не делающие существа, баснословно талантливые, умные, слегка на чём-нибудь торчащие и восхитительно ебливые – просто в руки взять нельзя, тут же кончают начинают … Именно в 30 достигают они своего расцвета, потому что проделывать всё это в 25 - естественно, а вот позже появляется благородный привкус пепла и печали. (А ещё позже уже неприлично и некрасиво – просто старый неудачник, и всё).
Итак, «мне тридцать лет, и я невыразимо одинок».
Спасать п3м – любимое развлечение девочек всех возрастов. Молоденькие прибегают с воплем «а теперь я тебя пойму и полюблю по-настоящему, как никто», ровесницы – «давай вместе поимеем этот грёбаный мир», а взрослые - «сейчас я сделаю из тебя человека!». Это не считая тех, кто просто заглянул на предмет потрахаться.
Есть ещё мужского пола друзья, которые приходят выпить, поговорить о жизни и дать пару полезных советов.
Так они все водят вокруг него карнавальные хороводы, а он сидит, улыбается, курит траву, чуть прикрыв глаза, иногда изрекает что-нибудь гениальное и ни хрена не делает.
Но однажды появляется Она, какая-нибудь прекрасная Она, какого угодно возраста, из любой категории, (хотя чаще всего приходит со стороны, не из «своего круга»), но вся разница в том, что он почему-то в неё влюбляется. До такой степени, что решает изменить свою жизнь. Ищет работу, прекращает спать с кем попало, что-то делает для денег.
И вот тут начинается самое интересное.
Потому что все друзья, подруги и прочие спасители встречают её в штыки. Им, на самом деле, хотелось просто «поговорить об этом», а вот терять славного, всегда свободного приятеля, собутыльника, сокосячника и любовника – нет, не хотелось.
Друзья начинают усердно лить в уши яд, а все бывшие девушки сплачиваются между собой против этой дряни, которая хочет из нашего свободного художника сделать клерка (бизнесмена, работягу, мужа – нужную мерзость подчеркнуть). Сначала в бой идут проверенные кадры – все бывшие начинают возвращаться в его постель и предлагать «ещё разок, напоследок». Потом откапывается какая-нибудь новая девочка в его вкусе и, желательно, из противоположной «злодейке» возрастной категории: молоденькую выставляют против «старой коровы», а опытную против «соплюхи». И вообще, обеспеченную против «хипушки», творческую личность против «секретарши», худую против «жирной», фигуристую против «тощей» и т.д.
И почти всегда в этом месте п3м ломается. Потому что ему и так тяжело и очень страшно – попробуй-ка после стольких лет безделья начать что-нибудь с нуля и узнать, что ты вовсе не юный гений, а дилетант без опыта работы; попробуй обходиться без еженедельного допинга в виде нового тела, того гляди, вообще вставать перестанет; да просто попробуй не курить две недели… Короче, он вдруг внезапно и безоглядно влюбляется в эту «новую» и обрушивается в ту же уютную задницу, откуда только успел высунуть нос.
«Она», оскорблённая, уходит, остальные празднуют.

Чем всё это кончается? а по-разному. Несколько таких п3м на моих глазах так и погибли окончательно, кто морально, а кто и физически. Один вырвался, изменил всё (кроме пола) и ушёл-таки к «злодейке», счастлив. Один, кажется, выруливает к нормальной жизни со своей «новенькой», кинув всех остальных – в том смысле, что сначала её подсунули на замену «злодейке», а она устроила так, что п3м начал работать. (Как обломались все окружающие – не пересказать). Остальные так и живут, медленно переползая в категорию Стареющих Неудачников.

Почему мне захотелось написать всё это? Да потому, что я сама успела побыть во всех женских ролях этого гиньоля. Я «спасала и просто трахалась», была злодейкой, была новенькой, отступалась, выигрывала.
И, скажу я вам, более увлекательно спорта для меня не существует. Сколько финишных ленточек было порвано этими сиськами, сколько пота и слёз пролито, сколько раз я сходила с дистанции, - а всё равно тянет, девочки, тянет, взять и спасти, когда он вот так закуривает, улыбается и сквозь дым произносит «мне тридцать лет, и я невыразимо одинок»…

автор: несравненная marta_ketro
http://marta-ketro.livejournal.com/130222.html