ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ » Политеизм » Религия славян


Религия славян

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[span style='font-size:14pt;line-height:100%']Славянская мифология и религия славян[/span]

— Религия славян слагалась из обоготворения сил природы и культа предков. Единым высшим богом, "творцом молнии", каким был у индусов Индра, у греков Зевс, у римлян Юпитер, у германцев Тор, у литовцев Перкунас — у славян был Перун. Понятие о боге-громовнике сливалось у славян с понятием неба вообще (именно — движущегося, облачного неба), олицетворение которого некоторые ученые видят в Свароге (см.). Другие вышние боги считались сыновьями Сварога — Сварожичами; такими богами были солнце и огонь. Солнце обоготворялось под названием Дажбога , а также Хорса; хранитель стад Велес или Волос  первоначально тоже был солнечным богом. Все эти названия вышнего бога очень древни и употреблялись всеми славянами. Общеславянские представления о высшем боге получили у отдельных славянских племен дальнейшую разработку, новые, более определенные и более причудливые формы. Так, у балтийских славян высшим богом считался Святовит и ему соответствовал Триглав — трехголовый идол, которому поклонялись в Щетине (Штеттине) и Волине. В городе Ретре тот же вышний бог, сын Сварога, носил название Радегоста, а в чешских и польских преданиях он фигурирует под именем Крока или Крака. Уже древние писатели предполагали, что имя Святовита явилось вследствие смешения языческого бога с христианским святым Витом; название Радегоста было тоже, как предполагают, перенесено на бога с имени города, а город получил это имя от одного из своих князей. Крак, по сказанию Козьмы Пражского, был мудрый и справедливый судья и правитель народа. Каковы бы ни были эти догадки, несомненно, что все перечисленные имена означали одного и того же вышнего бога и что все они явились позднее. Дошедшие до нас смутные свидетельства о слав. богах, находящие разъяснение в народных сказках и песнях, сводятся к борьбе светлых и темных сил природы, плодородия с бесплодием, лета с зимою, света с тьмою, жизни со смертью, Белбога с Чернобогом. С этими представлениями переплетались воззрения на загробную жизнь и культ предков. Души усопших обитали в какой-то отдаленной стране на конце света, там, где заходит солнце; страна эта называлась у славян навьем, раем, пеклом. В эту страну надо снаряжать покойника, как в далекий путь, что достигается надлежащим погребением. До совершения похоронного обряда душа скитается на земле; у южных славян душа в этом состоянии носит название видогоня. Душа обречена на вечное скитание на земле, если правильного обряда не было выполнено; так, души девушек или детей, утонувших в воде, становятся русалками, мавками , вилами . Чтобы облегчить покойному путешествие в царство мертвых, славяне прибегали к сожжению: огонь погребального костра вмиг отделял душу от тела и отправлял ее в райские жилища. В этом огне П. Н. Милюков усматривает связь между двумя самостоятельно возникшими системами религиозных представлений: обоготворением сил природы и культом предков. С одной стороны, огонь был проявлением на земле небесного солнечного бога, посланником небесных богов; с другой стороны, он способствовал очищению души покойника и таким образом сам превратился в символ души предка, которая под именем Родa, Чура, дедушки домового ( Домашние боги) становилась домашним божеством, охранителем семьи и рода. На очаге оба эти значения огня слились в одно нераздельное целое; на нем одинаково чествовались стихийный небесный бог и родовое божество семейной общины. Это двойственное значение огня находит наиболее яркое подтверждение в поверье западных славян о домашнем существе (чешское название его Křet, словен. Skrat), которое под видом огненного змея прилетает через трубу и приносит хозяину всякого хлеба и других плодов земных, а иногда и разные сокровища. В Тульской губернии существует поверье, что со дня Крещенья (зимний солнцеворот) появляется огненный змей (солнце), навещающий красных девушек (землю). К тому времени, когда среди славян стало распространяться христианство, С. мифология не создала еще таких отчетливых представлений о богах, к каким пришли, напр., греки: С. боги продолжали сливаться со стихиями, которые они олицетворяли, и не имели еще ясных антропоморфических черт. Равным образом и культ предков у славян не вылился еще в такие отчетливые, законченные формы и не имел таких строгих юридических последствий, как у греков и римлян. Религиозные воззрения славян сводятся к тем древнейшим слоям религиозных верований, которые составляют общее достояние народов арийского племени: они сложились до начала истории славян как отдельной племенной группы и дальше почти не подвинулись. Соответственно этому у них не было выработано строгих форм культа, не было и особого жреческого сословия. Только у балтийских славян мы находим прочную религиозную организацию: кумиры, для которых воздвигались храмы, жрецов, совершавших богослужение по известному чину, с известными обрядами, имевших иерархическое устройство и с течением времени приобретших значение первенствующей касты. У прочих славянских племен не было ни общественных кумиров, ни храмов, ни жрецов; жертвы родовым и небесным богам приносили представители родовых союзов. Русские славяне лишь под влиянием варягов пришли к мысли изображать своих богов в истуканах. Первые истуканы поставлены были Владимиром, князем Киевским, на холме Перуну, Хорсу, Дажбогу, а в Новгороде, Добрынею — Перуну над Волховом. При Владимире впервые появляются на Руси и храмы, вероятно, им же сооруженные, в которых он, по словам саги об Олаве Тригвесоне, сам приносил жертвы. Но при том же Владимире введено в России христианство, которое положило конец развитию С. культа, хотя и долго еще не было в состоянии вытеснить остатки языческих верований. По принятии христианства народное сознание славян смешало новую веру со старою, частью слило своих недоделанных богов с христианскими святыми, частью низвело их в положение "бесов", частью сохранило верность своим родовым богам. Козьма Пражский († 1125 г.) рассказывает: "и доселе между многими из поселян, точно между язычниками, иной чтит источники или огни, иной обожает леса или деревья, либо каменья, иной приносит жертвы горам или холмам, иной кланяется идолам, глухим и немым, которые сам себе сделал, моля, чтобы они правили домом его и им самим". Под этими идолами Козьма разумеет, очевидно, домашних богов, которые у чехов назывались скритками и шетками, у русских — домовыми и т. д.; чешский домовой Křet изображался у чехов в виде маленьких бронзовых статуэток, величиною с палец, отчего он и назывался Paleček (мальчик с пальчик). Наиболее интересным отражением Славянской мифологии является приурочение языческих верований к христианским праздникам. Подобно другим арийским народам, славяне представляли себе весь круговорот времен года в виде непрерывной борьбы и поочередной победы светлых и темных сил природы. Исходной точкой этого круговорота было наступление нового года — рождение нового солнца. Языческое содержание этого праздника славяне влили в празднование Рождества Христова, и самое празднование святок получило у них греко-римское название коляды.) Обряды, которыми славяне-язычники встречали наступление весны и летний солнцеворот, также в большей или меньшей степени приурочены были к христианским праздникам: таковы руcaлии  или семик , купало. При языческом характере праздников название праздника превращалось в название божества, в честь которого некогда он совершался. Таким образом явились мнимые Славянские боги вроде Ярилы Костромы (см.) и т. п., число которых увеличилось благодаря обличительному усердию христианских миссионеров, не вдумывавшихся в общую религиозную мысль славян и видевших во всяком названии особого бога

0

2

Перун

— главное божество восточных славян, бог грома и молнии, отождествляемый с Зевсом и Юпитером. Слово Перун производят от санскритского корня "par" и сопоставляют с прозванием индийского божества Индры — Parjanya-parganya (молниеносная туча). По воззрению славян, Перун в теплые дни весны являлся со своими молниями, оплодотворял землю дождями и выводил из-за рассеянных туч ясное солнце. Его творческой силой пробуждалась природа к жизни, и он как бы вновь созидал мир. Отсюда Перун-производитель, творец. В то же время Перун — божество грозное и карающее; его явление возбуждает страх и трепет. В Псковской губернии и в Белоруссии можно было услышались клятвы: "сбей тебя Перун", "как цябе Перун узяв". П. — божество воинственное, победоносное. В Киеве на Перуновом холме был поставлен изображавший Перуна деревянный истукан с серебряной головой и золотыми усами (летопись Нестора под 980 г.). Подобный истукан Перуна был и в Новгороде Великом (см. Софийскую летопись под 991 г.). Русское предание наделяет Перуна палицей, плетью (в обрядовом причитании на Васильев день — 1 января), луком и стрелами (в белорусских преданиях). Ему приносились в жертву животные, дети, пленные; ему был посвящен дуб, из которого, по преданию, добывался живой огонь; его именем произносились торжественные клятвы, например при заключении договоров. После своего крещения Владимир святой, до того времени высоко чтивший Перуна, приказал привязать его идола к хвосту лошади и "влещи с горы по Боричеву на Ручей" в Днепр, приставив "12 мужи бити жезлем"; народ, продолжает летописец, "плакахуся, аще бо не бяху прияти св. крещения". На Перуновом холме Владимиром была воздвигнута церковь во имя св. Василия. Древнее поклонение П. перенесено в христианскую эпоху на Илью пророка и Юрия Храброго. Ср. Афанасьев, "Поэтические воззрения славян на природу"

0

3

Ярило

— имя славянского божества и название весенних праздников, справлявшихся в разных местностях России до начала XIX-го века. Происхождение слова толкуется неодинаково. Производя его от санскритского корня аr, греч. ερ — "действие возвышения, движения вверх", одни ученые находили соответствие между славянским Я. и санскр. A'rvân — "быстрый, стремительный, бегущий" (эпитеты солнца), сближая с греч. 'Έρως ; другие предпочитали санскр. rnômi — "воздымаюсь", греч. αϊρω — "поднимаю". Третьи находили те же звуки в славянских словах "ярый", "яриться", "ярына", "ярица", "ярец", чешек, jar, слов. jarice, пол. jarzyna и т. д., и видели в корне яр значение "стремительности, быстроты, силы, света, весеннего или восходящего солнца". Отсюда божество Ярило имело атрибуты: "распространяющий весенний или утренний солнечный свет, возбуждающий растительную силу в травах и деревьях и плотскую любовь в людях и животных, юношескую свежесть, силу и храбрость в человеке"  Ввиду того, что Ярило не фигурирует в памятниках древней письменности, некоторые ученые готовы были видеть намек на Ярило в отрывке из "Слова христолюбца": "словене веруют в Перуна "и в Сима, и в Рыла", т. е. в "Ерыла", причем припоминали италийские названия Геркулеса — Ήρυλλος, Herilus Другие считали Ярило древнерусским праздником "вакханалий, буйств, пьянства, великого разврата" и отождествляли божество Ярило с славянским идолом, в суздальской летописи носящим название Яруна; третьи не сомневались в идентичности Ярила и Яровита балтийских славян, бога скотоводства и плодородия славянской и наконец, вариант последнего имени, Руевит, наводил на предположение о происхождении его от корня  "ru" , благодаря чему славянское божество получало значение "освобождающего землю от ледяных покровов" Сохраняя за предложенными толкованиями относительное правдоподобие, можно установить только общность имени Ярило с словом "ярый" — "белый". Суффикс ило не есть окончание причастной формы, а обычное окончание уменьшительных или ласкательных имен в роде Добрило, Гостило, Чурило, "ветер-ветрило" в Слове о Полку Игореве и др. Возможно также, что большинство имен в роде Яровой, Ярой, Яромир, Ярополк, Яропуй, Ярослав, Яруй, Ярыга, Ярычи и т. п., вместе с местными названиями "Ярилово", "Яриловичи", "Я. поле", "Я. роща", "Я. долина", наконец, "Я. день" (ярмарка) — одного корня с ярилом. Подробных описаний праздников в честь Ярило до нас не дошло. Известно только, что у белорусов в конце апреля вечером собирались девушки, выбирали из своей среды одну, наряжали ее в белое, на голову клали венок, в правую руку давали череп, в левую — ржаные колосья, сажали ее на белого коня ("юный всадник" — бог солнечного света), а сами становились вокруг и пели песни в честь Ярилы. У малороссов тот же праздник совершался в воскресенье после всехсвятского заговенья и состоял в погребении соломенного изображения мужчины и причитаниях по поводу смерти "доброго божества". Великорусские ярилины праздники отличались большим разнообразием и в разных местностях были приурочены к разным срокам, преимущественно к концу июня, причем замечалась двойственность ритуала: 1) выбирался старик, которого одевали в пестрый кафтан, украшали лентами и бубенцами, напаивали и затем устраивали вокруг него "игрища" с кулачным боем и хороводами; при этом толпа потешалась над Я.; 2) приготовлялось небольшое мужское чучело с половыми органами и зарывалось в землю с плачем, после чего начинались игры и пляска. Отсюда выводилось предположение о слиянии двух отдельных общерусских празднеств: возрождения Ярила в начале весны и его смерти в конце весны, или же двух великорусских: Ярило-мужчины и Костромы-женщины. Вакхический характер празднеств, соединенный с обычаем "поневестывания" в некоторых местностях, давал основание сближать их с праздниками в честь Адониса, как бога солнца (Костомаров), или же Озириса и Изиды, Деметры, Прозерпины, Венеры, наконец Гермеса и Вакха, о которых говорит Геродот. Иные видели в тех же празднествах намек на чествование Ареса, Эрота или Приапа, "смотря по свойству жителей и климату" Иные считали Ярило покровителем браков. В 19  веке уже не существует более празднеств, связанных с именем Ярило и вызывавших энергические протесты со стороны духовенства, начиная с первых времен христианства на Руси. В истории этой борьбы против языческих обрядов особенно известно "Слово" епископа Тихона Задонского, который в 1765 г. писал, что "из всех обстоятельств праздника сего видно, что древний некакий был идол, называемый именем Ярило, который в сих странах за бога почитаем был, пока еще не было христианского благочестия; а иные праздник сей называют игрищем". По мнению Афанасьева, искоренению "игрищ" в честь Ярило предшествовало перенесение их на другие сроки, "так как по своему вакханальному характеру подобное бесстудие не соответствовало святости поста и церковного праздника"

0

4

Лихо одноглазое

— злой великан русских сказок; имеет только один глаз (в некоторых редакциях является совершенно слепым), чем представляет сходство с Полифемом. Люди, встретившиеся с Лихо, спасаются от него, подобно Одиссею у Полифема, ослепив Лихо и спрятавшись под одного из баранов, которых Лихо ощупывает, или выворотив тулуп шерстью вверх. Сказки о Лихо нельзя считать только переделкою гомеровского рассказа; подобные 
сказания широко распространены у всех индоевропейских народов.

Сварог

— древнеславянское мифологическое божество неба, отец Солнца и огня. Ипатьевская летопись сближает его с Гефестом; по древним сказаниям Сварог, с появлением Солнца ("Дажьбога") и огня, называемого в древнеславянских и русских памятниках Сварожичем, предается покою, предоставив им творчество и управление вселенной. По свидетельству Дитмара (ум. в 1018), языческие славяне чтили Сварог более других богов; некоторые признавали его за одно существо с Редигастом и представляли его распорядителем войн. По обыкновенному словообразованию Сварог происходит от санскр. sur (блистать) и почти тождественно с санскритским svarga — бог Солнца.

Волос или Велес

— древнеславянское божество, до сих пор еще малоизученное. Афанасьев считает его божеством туч, облаков, небесных стад, а затем и земных стад, скотоводства. Кроме того, Велес вероятно был и богом плодородия, как это доказывает южнорусский обычай жнецов завязывать в начале или в конце жатвы пук не срезанных колосьев, что называется "завязывать бороду Волосу"; при этом поются разнообразные обрядовые песни. В "Слове о Полку Игореве" Боян назван Велесовым внуком, что как бы указывает еще на его значение, как на славянского Аполлона. Принятие Христианства не помешало народу удержать понятие об особенном покровителе рогатого скота, но имя его заменилось теперь именами Иисуса Христа, Ильи, Николы и наконец Власия; последнее произошло только благодаря случайному совпадению звуков. Буслаев в своих "Очерках"  говорит, что общеславянской эпохой была эпоха Сварога, названного у восточных славян Дажьбогом, а затем следует заключительная чисто русская эпоха Перуна и Велеса

0


Вы здесь » ФОРУМ » Политеизм » Религия славян